17944786 Сдвигая наши представления о безопасности

В середине 80-х годов голландский инженер путей сообщения по имени Ханс Мондерман создал «квадратное движение» («Squareabout»).

Решая проблему участков дорог с повышенной аварийностью, он отбросил все традиционные попытки контроля и построил на этих участках квадратные развязки вместо круговых («Roundabout»). Там было очень мало знаков и не было светофоров. Звучит опасно, но тем не менее это работает. Транспорт проезжает медленно, но движение редко останавливается на долго. Количество автомобилей увеличилось, а заторы спали. Аварий же стало вдвое меньше, чем до этого. Традиционные решения по «умиротворению» дорожного движения пытаются повысить безопасность прямым воздействием на дорожное движение. То, что сделал Мондерман – использовал психологию водителей, чтобы заставить их действовать по-другому.

 

Какое отношение это имеет к парапланам?

Благодаря сертификации мы невероятно продвинулись в плане безопасности парапланов. Конструкторы также создают крылья более быстрые, более устойчивые, на них проще летать. Однако, статистика говорит, что частота происшествий на деле сильно не меняется несмотря на всё это повышение безопасности. Всё от того, что пилоты настраиваются и летают в соответствии с тем уровнем безопасности, которого они хотят. Если они чувствуют, что их крыло устойчивее, они полетят в более турбулентные условия. Если их крыло может лететь быстрее, они взлетят в более сильный ветер.

Это говорит нам, что безопасность не только пассивная характеристика конкретного крыла. Человеческий фактор, пилот – вот ключевой момент, который меняет всё. Так же как в случае с водителем, который чувствует себя в безопасности, опасно превышая скорость, ощущение безопасности у пилота – вот что важнее пассивной безопасности крыла. Само по себе опасно, если пилот считает свой параплан супер-безопасен, поскольку тогда он с большей вероятностью перейдёт границы. Статистика происшествий показывает, что большая безопасность парапланов не ведёт автоматически к уменьшению количества несчастных случаев.

Что могло бы помочь?

Моя идея заключается в использовании того же трюка, который использовал Мондерман. Нам нужно сконцентрироваться на психологии пилота, чтобы действительно повысить безопасность. Восприятие пилота – вот что следует рассматривать как самый важный фактор безопасности полётов.

Крылья, которые говорят. Нам нужно крыло, которое помогло бы пилоту принимать правильные решения. Одна из важных проблем безопасности состоит в том, что пилоты оказываются застигнутыми врасплох. Что-то идёт не так, как они ожидали, и это ставит их в опасность и приводит к лётным происшествиям. Это может случиться из-за погодных условий, но причиной могут стать и характеристики крыла.

Один из способов довести до пилота больше информации – избегать совсем устойчивых крыльев. Парапланы должны шевелиться и деформироваться, давая пилоту обратную связь или предупреждая о том, что может произойти до того, как это действительно произойдёт. Это помогает пилотам быть более осведомлённым о состоянии воздуха, в котором они летят. Идея не новая, но новое - рассматривать её как важный элемент безопасности, даже более важный, чем сертификация. Прогрессивная устойчивость. параплан, который супер-стабилен и почти никогда не складывается, может стать причиной большего числа происшествий. Всё от того, что крыло редко попадает в сложения, и когда оно наконец складывается, пилот оказывается не готов, а опыт его слишком мал, чтобы справиться с ситуацией.

Пилоты, конечно же, летают во всё более и более турбулентных условиях, потому что не осознают, что принимают на себя всё возрастающие риски. Но любое крыло складывается, попадая в достаточно турбулентные условия. Так что если параплан всё равно сложиться, то лучше, чтобы это было небольшое сложение в условиях средней турбулентности, чем большое сложение в сильной турбулентности.

Характер сложения, а равно то, сколь сильную турбулентность параплан способен выдержать прежде чем сложение произойдёт, определяют насколько просто справиться со сложением и на сколько безопасно оно протекает.

Наилучшим решением является то, что я называю «прогрессивная устойчивость». При слабой турбулентности происходит небольшое сложение, и площадь сложений постепенно растёт с усилением турбулентности. Это помогает пилотам узнать, как вести себя при сложениях, и даёт понимание, что происходит в окружающем воздухе. Это значит, что они в состоянии понять насколько турбулентно там, где они находятся, и выбрать уровень безопасности, при котором они себя комфортно чувствуют.

Прогрессивный характер устойчивости крыла означает, что оно предупреждает пилота о том, что происходит и помогает принимать правильные решения.

Оценка характеристик крыла

Выше речь шла о принципиально важных факторах безопасности парапланов, ни один из которых не оценивается при сертификации. В обзорах пилоты могут касаться таких моментов как чувствительность крыла или обратная связь, но люди не воспринимают это так же серьёзно, как сертификацию.

Хотя в действительности эти факторы даже важнее сертификации. Они крайне важно, потому что помогают пилоту летать более безопасно, ставя его самого в качестве главного источника безопасности, а не пассивную безопасность крыла.

Я составил короткий список лётных характеристик, которые важны для восприятия пилота. Эти характеристики можно легко оценить. Все они находятся за рамками сертификации.

  • Шевелится ли крыло и предупреждает ли вас перед тем, как произойдёт сложение, или оно слишком устойчивое?
  • Является ли крыло «прогрессивно устойчивым» - изменяется ли постепенно его поведение с изменением степень турбулентности?
  • Когда крыло складывается, это сначала небольшое сложение или сразу обширное?
  • Является ли крыло предсказуемым во всех отношениях? Всегда ли оно реагирует так, как вы ожидаете, или возможны сюрпризы? Ваше крыло должно помогать вам безопасно летать, это не просто пассивная машина.

Брюс Голдсмит летает с 1980х годов. Он дважды становился чемпионом Британии по дельтапланеризму, трижды чемпионом Британии по парапланеризму и стал чемпионом мира по парапланеризму в 2007. Разрабатывает парапланы 20 лет.

Брюс Голдсмит, 2016 Перевод – Анна Казакова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наверх